Сообщения без ответов | Активные темы Текущее время: 26 апр 2018, 10:16



Ответить на тему  [ Сообщений: 14 ]  На страницу Пред.  1, 2
Машиностроение пока впереди 
Автор Сообщение

Зарегистрирован: 09 сен 2011, 10:59
Сообщения: 115
Сообщение Re: Машиностроение пока впереди
В России прошли универсиада в Казани и олимпиада в Сочи. Благодаря чему разорились некоторые компании подрядчики и субподрядчики этих грандиозных строек. «Олимпстрой» задолжал контрагентам около 6 млрд руб.

http://top.rbc.ru/business/21/10/2014/5 ... f#xtor=AL-[internal_traffic]--[rbc.ru]-[business]-[item]


21 окт 2014, 15:09
Профиль Отправить личное сообщение

Зарегистрирован: 09 сен 2011, 10:59
Сообщения: 115
Сообщение Пенсионная реформа
   Низкие пенсии в России обусловлены не только демографией, но и особенностями экономики. И повышение пенсионного возраста лишь отодвинет переход нашей экономики на «правильные» рельсы.
    Экономический кризис порождает творчество бюрократии – чаще всего задумывающейся не о том, что бы такое хорошее сделать для народа, а о том, что бы у него поэффективнее отнять.
   Одной из тем, «вброшенных» в поле для дискуссии, стало увеличение пенсионного возраста – и либеральные экономисты восприняли это с энтузиазмом. Проблема имеет три аспекта – морально-этический, финансовый и макроэкономический. И анализ всех трех подталкивает к выводу: предложенная мера ошибочна и вредна. Справедливо ли повышение пенсионного возраста?
   Обычно говорится, что повышение сроков выхода на пенсию до 63 лет (которое, по некоторым предположениям, может состояться для мужчин с 2022 года, а для женщин – с 2032-го) обусловлено тем, что в России пенсионеров неоправданно много. Однако это крайне формальное обоснование. В России на одного пенсионера приходится 1,7 работающего, в Германии – 2,2, в США – 2,6. Все это вроде бы говорит о масштабных диспропорциях. Но они обусловлены тремя факторами. Во-первых, многие забывают о миллионах пенсионеров из «силовых» структур, которые с учетом раннего выхода на пенсию потребляют значительную долю пенсионного «пирога». Во-вторых, в России число работающих пенсионеров приближается к 40%, и если учесть этот факт, окажется, что на одного не получающего никаких дополнительных доходов пенсионера приходится около трех работающих. В-третьих, молодые люди у нас начинают работать в среднем на несколько лет позже, чем в Европе (проводя плодотворные для труда годы жизни за обретением «знаний», часто подменяемых дипломом). Если пересмотреть льготные режимы пенсионного обеспечения и «активировать» расслабленную молодежь, никак при этом не урезая права пенсионеров работать и зарабатывать, то, возможно, пенсионный возраст и не понадобится повышать.
    Еще один аргумент – срок пребывания на пенсии. В Германии граждане выходят на пенсию в 63–65 лет (67 лет, о которых часто говорят в России, появятся там лишь к 2029 году). При продолжительности жизни в стране в 81,1 года средний срок пребывания на пенсии составляет 16 лет. В США эта цифра достигает 18 лет. В России при 55/60 годах выхода на пенсию и 70,3 года средней продолжительности жизни средневзвешенный «отпущенный» пенсионеру срок – 14,6 года. Предлагаемые меры уменьшат его до менее чем 10 лет – и вряд ли стоит ждать резкого роста продолжительности жизни в ближайшие годы. Реклама Наконец, самым существенным является вопрос о «тяжести» пенсионного бремени.
   В 2014 году средняя пенсия в России составляла 11,4 тыс. руб. в месяц ($296 и €252 по среднегодовому обменному курсу – против $1,32 тыс. в США и €1,22 тыс. в Германии), а так называемый коэффициент замещения едва достигал 35% (против 41% в США и 44% в Германии). Принимая средний срок трудовой деятельности в 31 год, мы получим: россиянин может рассчитывать сегодня на то, чтобы получить за все время нахождения на пенсии не более 16% доходов, заработанных за период трудовой деятельности, тогда как американец – на 22%, а немец – на 23%. После предлагаемой реформы показатель сократится до позорных 11–12%.
   Все это свидетельствует об одном: в России и сегодня пенсионеры являются обделенной социальной группой, и еще больше сокращать их благосостояние как минимум несправедливо.
    Но вернемся к «чистой» экономике. Пенсионеры в «нефтяной» России получают низкие пенсии прежде всего по двум причинам. Первая связана с тем, что пенсионные накопления формируются безотносительно специфики экономики страны. Часто говорят, что «такого низкого пенсионного возраста, как у нас, нет нигде в мире». Должен разочаровать: есть. В 2000 году пенсионный возраст на уровне 55 лет для женщин и 60 лет для мужчин был установлен в Саудовской Аравии (правда, сейчас обсуждается повышение его для мужчин – государственных служащих до 62 лет). При этом государство напрямую платит пенсионерам минимальную «нефтяную» пенсию в 1725 риалов (сейчас – около $440). У нас нефтяные пошлины растворяются в бюджете, а пенсии формируются из сборов с предпринимателей, выплачивающих за своих работников в Пенсионный фонд 22% их дохода. Аналогичная цифра составляет в Германии 16,9%, в США – 15,2%. Если мы вспомним, какой процент заработанного в трудовой жизни дохода гражданин может получить, находясь на пенсии, то получается, что в России этот показатель меньше нормы пенсионных отчислений от заработной платы. То есть государство фактически отнимает у пенсионеров накопленные деньги (точнее, отнимает у будущих пенсионеров, чтобы отдать нынешним). Вторая причина – пенсионные фонды не могут обеспечить пенсионным накоплениям ни прирост, ни даже сохранность. Почему? Прежде всего потому, что никто не задумывался о национальной пенсионной стратегии, потому, что государство предпочитает инвестировать в мегастройки, а не окупаемые проекты и, наконец, потому, что средства пенсионных фондов инвестируются в рублях в условиях, когда наша валюта подвергалась и далее будет подвергаться девальвациям.
    Альтернативных предложений может быть два. Во-первых, это прямое отчисление значительной части нефтяных доходов в пенсионную систему; во-вторых, радикальное расширение возможностей для инвестирования пенсионных накоплений, в том числе и в иностранные активы. Обе эти меры не только улучшат жизнь пенсионеров, но – что куда важнее – лишат власти части «дармовых» денег, вынуждая ее проводить более либеральную, бизнес-ориентированную политику.
   Самым важным представляется, однако, третий аспект. Говорят, в России не хватает трудовых ресурсов. Это спорный тезис. Потребность в труде зависит от уровня технологического развития. Народ не обязан быть молодым и многочисленным, чтобы процветать. Во Франции, к примеру, средний возраст населения – 40 лет, а подушевой ВВП – $44,1 тыс. в год. В Зимбабве – 18 лет и $1 тыс. в год. Молодость граждан, как и их число, не гарантия хозяйственной динамики. Средний подушевой ВРП в Дальневосточном федеральном округе в 2014 году – $7,8 тыс., на Аляске – $61 тыс.; при этом плотность населения в ДВФО составляет 1,01 человека на 1 кв. км, на Аляске – 0,49 человека на 1 кв. км. Проблема не в количестве работников, а в их производительности. И как раз попытка властей поднять планку пенсионного возраста указывает на то, что – как и всегда – бюрократия пытается решить вопрос «числом, а не уменьем». Там, где работников много и их труд дешев, никогда не происходит быстрого внедрения инноваций, способствующих росту производительности. В начале 1970-х производительность труда в той же Франции составляла около половины от соответствующего показателя США, но к 2000-м догнала его. Почему? Во многом из-за того, что численность занятых в Америке за этот период росла несколько раз более серьезными темпами. Дефицит труда, высокие зарплаты, серьезные социальные гарантии – вот главный мотив для инвестиций в технологии. Избыток дешевого труда – основание для вечного технологического прозябания.
   Российские предприниматели и так получили шанс расслабиться, поскольку реальные доходы работников в долларах сократятся в этом году на 30–40% – и им еще нужны дополнительные рабочие, обостряющие конкуренцию на рынке труда?
    России даже необходим дефицит трудовых ресурсов. С одной стороны, он привлечет внимание к теме производительности (в «Газпроме», например, занято 459 тыс. человек, тогда как в превосходящих его по совокупной выручке в 11 раз Exxon Mobil, Shell, Chevron, Total и ВР – всего 415 тыс.). С другой стороны, он будет подталкивать к сокращению доли «контрпродуктивной» занятости (я прежде всего имею в виду почти 4 млн человек, состоящих в «силовых» структурах или охранных службах и пополняющих ряды пенсионеров быстрее остальных граждан). Без таких перемен наша экономика нескоро станет по-настоящему продуктивной, а повышение пенсионного возраста лишь отодвинет ее переход на «правильные» рельсы.


Последний раз редактировалось Андрей Устинов 22 май 2015, 19:11, всего редактировалось 1 раз.



19 май 2015, 19:51
Профиль Отправить личное сообщение

Зарегистрирован: 09 сен 2011, 10:59
Сообщения: 115
Сообщение Промышленное производство падает
Вложение:
_2015d087-01-01.jpg
_2015d087-01-01.jpg [ 80.8 КБ | Просмотров: 2138 ]


21 май 2015, 18:59
Профиль Отправить личное сообщение

Зарегистрирован: 09 сен 2011, 10:59
Сообщения: 115
Сообщение Re: Машиностроение пока впереди
Агаларов — РБК: «Строительство стадионов было очень рискованной историей»

Подробнее на РБК:
https://www.rbc.ru/interview/business/0 ... m=center_1


09 апр 2018, 14:30
Профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Ответить на тему   [ Сообщений: 14 ]  На страницу Пред.  1, 2

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
Яндекс.Метрика
СПЛИТСТОУН - дорожная техника и инструмент